Общество

Анатолий Клёсов: Зелёная экономика – это диверсия, если сопровождается санкциями

О манифесте мировой закулисы, в котором запрограммированы бессрочный локдаун, поголовный цифровой контроль, резкое уменьшение количества населения, а также о вероятном судебном процессе над бывшим президентом США Дональдом Трампом главному редактору «Аргументов недели» Андрею УГЛАНОВУ рассказывает советско-американский биохимик, автор теории ДНК-генеалогии Анатолий КЛЁСОВ.

   

Новый мир на обломках старого

– Анатолий Алексеевич, в этом году всё жарче ощущается смрадное дыхание мировой закулисы. В начале года вышла книга «Ковид-19. Великое обнуление» основателя экономического форума в Давосе немецкого экономиста Клауса Шваба. Этот форум – главное гнездо мировой закулисы, где она обсуждает, какие ещё козни придумать нам, простым и доверчивым российским гражданам. Общее мнение, что через эту книгу мировая закулиса вынесла всем нам приговор. Вы не футуролог, вы учёный-химик. Заболеваемость ковидом растёт и в США, и в России. Шваб в книге открыто говорит – это не кончится никогда. А как вы считаете?

– Я человек простой и не читаю то, что насочиняли другие. У меня есть свой жизненный опыт, у меня есть глаза и уши, то, что я вижу, я знаю. Многое из того, что я слышу и вижу по телевизору, совершенно не верно. Такие книжки, написанные, чтобы потеребить нервы публики, и которые потом все обсуждают, производят на меня депрессивное впечатление. До чего дошёл народ, что зачитывается какими-то придуманными теориями! Для меня история с ковидом закончилась. Потому что я себе сделал полную прививку ещё полгода назад. Я понимаю, что это вызовет у кого-то негодование, но мне всё равно. Ответ на ваш вопрос очень прост – это кончится тогда, когда люди привьются. Многие не хотят прививаться принципиально, я понимаю, что это протестное движение. Антипрививочники есть во всём мире. Это, как правило, протестанты по складу мышления. Назло бабушке уши себе отморожу. Если возобладает их точка зрения, то это действительно не кончится никогда. А если возобладает здравый смысл и люди привьются, то об этой конкретной заразе можно будет забыть. Но иметь в виду, что обязательно придёт следующая. Чума, холера, оспа, грипп-испанка, свиной грипп, СПИД – всегда появляются новые болезни. И на ковиде эта череда не закончится. Но не потому, что мировое правительство подписало нам приговор. Это жизнь такая. Европа вымирала десятками миллионов в прошлые века без всякого мирового правительства.

– Я тоже привился.

– Значит, нас, здравомыслящих, уже как минимум двое.

– Вопрос в другом. В том, что эта пандемия используется в совсем других целях. Вы упомянули свиной грипп. По данным ВОЗ, им заболели 1 миллиард 250 миллионов человек. Где-то полмиллиона человек умерло. Но тогда никто не заявлял, что это пандемия, не сажал весь мир на карантин. Сегодня масштабы бедствия меньше, однако повсеместно вводятся локдауны, разрушая экономики целых стран. Лицо мира меняется стремительно. Шваб пишет, что пандемия COVID-19 – это не бедствие, а уникальная возможность сотворить дивный новый мир на обломках старого. Частная собственность скоро исчезнет, а вместо неё будет вводиться экономика пользования. Капитализм примет иную форму, и у нас появятся совершенно новые виды собственности помимо частной и государственной. И за всем этим будут стоять транснациональные корпорации.

– Я опять же смотрю на это более просто. Почему люди вводят локдауны и прочие репрессивные драконовские меры? Миром и Россией в том числе правят бюрократы. Например, очень хороший бюрократ мэр Москвы Собянин. Почему он сажает людей на карантин? Потому что он несёт ответственность перед вышестоящим руководством. Если он что-то не сделает и случится нехорошее, ему вставят пистон, а то и поста лишат. Ему надо максимально решительно реагировать на входящие обстоятельства – так делает любой бюрократ. У него умирают люди. Ему надо отрапортовать, что он с этим борется. И меры эти должны быть яркие и заметные. Отсюда и локдауны, и охота полиции на людей без масок, и т.п. И так во всём мире, что в США, что в Германии, что в Израиле. Везде люди отвечают за свой участок. Бюрократ всегда старается навести порядок. Он так устроен. Любой беспорядок не даёт ему спать. Идёт нормальная диалектическая борьба – люди не хотят выполнять дополнительные ограничения, а бюрократы считают, что людишки распустились, поэтому надо их к ногтю.

– Но ведь это происходит не только в Москве, а во всём мире.

– Я понимаю, что многим слово «глобализация» не нравится. Однако смартфоны есть у всех – а это же очень важный признак глобализации. Интернет есть у всех – а это признак глобализации номер один. Любой человек теперь свободно общается со всем миром! И эта связь всех со всеми – отличный инструмент для управления людьми. Сплетни и раньше распространялись, как лесной пожар. А сейчас любая новость, в том числе фейковая, распространяется по всему миру вообще мгновенно.

 

«Вера в науку» – бессмысленное выражение

– Нам сейчас с Запада навязывают «зелёную экономику». Россия с её огромными лесами пожирает весь углекислый газ, который приходит из Европы, но это нам в зачёт не идёт. А за несколько дымящих заводов нам вменяют многомиллиардные штрафы. А тот же Шваб пишет, что лучший способ позаботиться об этой «зелёной экономике» – уменьшение поголовья населения. И пандемийный психоз этому вполне способствует. В прошлом году в России умерло на 300 тысяч человек больше, чем обычно. И не от ковида, а от болезней, спровоцированных этим психозом. Получается, наше правительство идёт на поводу у швабов, сокращая своё население, хотя его у нас и так мало.

– Конечно, зелёная экономика в перспективе – это хорошо. Что же плохого в том, что со временем энергетические потребности будут обеспечиваться естественными ресурсами – солнцем, ветром, водой? Но вопрос в том, с какой скоростью к этому переходить. Когда это идёт нахрапом, с санкциями, насильно и непродуманно – это диверсия. На такой переход должно уйти 50–100 лет. А его пытаются ввести немедленно и насильно, репрессивно. Если Россия поддастся этому давлению – это очень плохо. Я надеюсь, что Россия этого избежит. Есть китайское проклятие – чтоб тебе жить в эпоху перемен. Мы сейчас как раз живём в такую эпоху. Надо суметь в этой эпохе выстоять.

– Термин «глобальное потепление» уже изменили на аккуратненькое «изменение климата».

– Да. Потому что стало понятно, что глобальное потепление – это очень спорный вопрос. Я занимался этой темой. И заметил откровенное шулерство со стороны тех, кто говорил о потеплении. Они снимают, как в Антарктиде от ледника отваливается огромный айсберг, и говорят – вот, потепление! Лёд тает! А что с другой стороны Антарктиды в это же время идёт массовое наращивание льда – не показывают, потому что это противоречит их идее. Когда я стал интересоваться динамикой, то легко обнаружил, что это волнообразный процесс, который миллионы лет развивается по синусоиде, и существовал задолго не только до того, как влияние человека стало заметным, но и задолго до появления самого человека. И ничего нового в этом нет, идёт нормальный естественный процесс.

– Вам сейчас скажут – да вы не верите в науку!

– На самом деле наука никогда и не была единой. Нет ни одной научной отрасли – о Земле, о человеке, об истории, – которая не была бы противоречивой. Всегда существуют теории, противоречащие друг другу. Поэтому «верить в науку» – совершенно бессмысленное выражение. «Зелёная революция», которая изучается в академических лабораториях, – безусловное благо. Но, прежде чем лезть с этими теориями из лабораторий в промышленность, должны пройти годы и десятилетия. Это должна быть не революция, а эволюция. А бездумное насаживание отнюдь не безгрешных теорий может привести только к непредсказуемым отрицательным последствиям. И уже приводит – мы видим, какая катастрофическая ситуация происходит в Европе с недостатком газа.

 

«Кошки-мышки» с мексиканскими нелегалами

– Шваб пишет, что границы между государствами скоро исчезнут. Но он это предрёк границам бедных государств. Границы стран «золотого миллиарда» останутся в неприкосновенности. Американцам хорошо, у них всего две границы, да и то одну стеной огородили. А нам что делать?

– Неприкосновенность границ США – большое заблуждение. На самом деле сейчас закрыта граница как раз с севера, со стороны Канады. А на юге граница с Мексикой совершенно открыта. Оттуда идут сотни тысяч мигрантов. Границу открыл Байден, при Трампе она была на замке. При Байдене же и его сером кардинале Камале Харрис в ход запущен принцип catch and release. В переводе «поймать и отпустить», или «кошки-мышки». То есть нелегала надо поймать, чтоб не чувствовал себя безнаказанным. И тут же отпустить.

– А на какой стороне отпустить?

– На мексиканской стороне его отпустить нельзя, он же там ещё не нелегал, а просто мексиканец или другой мигрант. Так что и ловят, и отпускают на американской стороне границы. Стена, кстати, не достроена, возведение остановили сразу же после выборов. Граница открыта. Переходи вброд речку Рио-Гранде, в которой воды по колено, – и всё, ты в Америке. Оппозиционный канал Fox ежедневно транслирует, как огромные толпы нелегалов спокойно идут через границу в США. Идут не просто крепкие работоспособные парни и девушки. Они тащат с собой дряхлых старичков и старушек – потому что на них здесь будут ещё и выдавать пособие. Происходит что-то совершенно непостижимое. Перешедших через границу по ночам развозят по Америке на самолётах. Губернатор Флориды Рон Десантис недавно возмущался, что полуночным рейсом во Флориду доставили целую партию нелегалов, и один из них уже через пару дней успел убить отца четырёх детей.

– Возможно, это следствие каких-то объективных процессов?

– Ничуть. Это классический пример роли личности в истории и смены властной парадигмы. Нужно отменить всё, что сделал предшественник. Трамп повесил замок на границу. Значит, первым делом надо этот замок снять, а там – трава не расти.

– А зачем всё это делается?

– Это усиление электоральной базы демократов. Сотни тысяч нелегалов, которых пустили в страну демократы, – это сотни тысяч потенциальных избирателей, которые за них проголосуют. А многие из них проголосуют сразу, потому что во многих штатах документы при голосовании уже не спрашивают. Считается, что спрашивать документы у человека – это унижение и дискриминация.

– Вы сказали, что со стороны Канады всё иначе.

– Да. Потому что оттуда если и придут люди, то те, кто никогда не проголосует за демократов. Там народ «старорежимный», они если и проголосуют, то за республиканцев. А это демократам совершенно ни к чему.

– Игры закулисы!

– Не могу этого исключить. Я думаю, не все знают, что у Байдена есть 10 министров. Из них 9 – евреи.

– Точно закулиса!

– На самом деле это, конечно, тоже играет определённую роль. Потому что настрой многих людей против России вызван не просто тем, что это русские и они плохие. Есть определённая политическая база. Есть идеологическая база. Свалить всё на евреев – слишком лёгкое решение. Да, этот фактор несомненно имеет место быть. Но только как один из факторов. Когда говорят про тех, кто дёргает за ниточки, сразу говорят – Ротшильд, Сорос! Да, они тоже, и этноконфессиональная принадлежность тут играет роль. Но только как одна из скрипок в оркестре. Они ТОЖЕ дёргают за ниточки, но они дёргают за них не одни. Это огромный пласт влиятельных людей, которые, конечно же, руководствуются определёнными идеологическими и политическими соображениями. Иногда даже нутряными, которые бывает трудно объяснить. Когда я гляжу на российских либералов, которые тоже в немалой степени являются хорошим довеском к зарубежной русофобии, я не могу на уровне логики объяснить – откуда эта недоброжелательность и даже ненависть ко всему российскому, русскому. Это что-то нутряное. Во всём этом надо разбираться. Но кто будет этим заниматься? Это у вас в интервью я могу всё высказать открыто, зная, что максимум, что случится, это в комментариях кто-то обвинит меня в антисемитизме, что абсолютно неверно.

 

Срока огромные бредут в этапы длинные

– Вы можете себе представить ситуацию, когда президент России в Госдуме скажет – с завтрашнего дня прекращаем охрану государственной границы?

– Я за это, но при одном условии. Что ликвидируются границы с теми странами, кто добровольно решает войти в состав Российской Федерации. Я человек имперский, мне нравится сильная Россия, в которую включены разные этносы и народы, которые подчиняются законам и правилам России и чьё поведение не входит в противоречие с культурными и поведенческими традициями России. Так, как это было в Советском Союзе. И при условии, что очень эффективно должны работать правоохранительные органы. Иначе говоря, граница передвигается на другую сторону тех регионов, что вошли в состав Российской Федерации. Или, что правильнее, России.

– У нас и так многие жалуются, что у нас дают большие сроки.

– Они просто не знают, какие сроки дают в США. Поймали с наркотиками – пожалуйте в тюрьму на 20 лет. Самый маленький штраф за превышение скорости – 250 долларов.

– А за нарушение локдауна как наказывают?

– Я не слышал про локдаун в США, хотя тут постоянно твердят о пандемии. Каждый день или бегущей строкой, или в новостях, каждый день диаграммы, которые показывают, сколько человек за очередной день заболело и сколько умерло. Накачка идёт.

– Значит, никуда вам не деться от локдаунов, как у нас, если всё идёт по нарастающей. У нас некоторые области запретили ходить на работу. А в книге Шваба написано, между прочим, что как раз локдаун и является главной целью всего этого процесса для того, чтобы избавить страны от мелкого и среднего бизнеса. А это люди, которые составляют основу любой экономики. Зачем от них избавляться?

– Я думаю, что это всё-таки конспирология. Я не могу такие вещи воспринимать серьёзно. Что кто-то всерьёз сказал, что нужно уменьшить количество людей. Говорят, Билл Гейтс такое сказал, но это фейк. Если кто-то, даже самый влиятельный, ляпнет такое в американском обществе, его просто тут же сотрут в порошок. Это та же история, что с мифическим «планом Даллеса» по уничтожению России, который, как выяснилось, оказался цитатой из романа «Вечный зов», то есть художественным вымыслом писателя. А этот план до сих пор треплют по всему Интернету, выдавая за реальность. Очень много сейчас фейков. А возвращаясь к теме локдауна, скажу, что при той степени свободы, которая есть в США, локдаун просто невероятен. Другое дело, что идёт постоянная борьба за соблюдение мер безопасности. Заставляют носить маски в школе. Работодатели массово увольняют тех, кто отказывается делать прививки.

– А детям делают?

– Да. «Пфайзер» распространил заявление, что прививки можно и нужно делать детям от пяти лет.

– А ревакцинацию через полгода делать заставляют?

– Да. И меры в США действительно драконовские. Кто жалуется на жёсткие меры в России, просто не знает размеров штрафов в Америке. Они не знают масштабов увольнений тех, кто не хочет делать прививки. Российский бюрократ просто ягнёнок рядом с американским бюрократом, который в стремлении навести порядок всех прижимает к ногтю.

 

Вкалывают роботы, счастлив человек?

– Одной из черт «нового дивного мира» является полномасштабная оцифровка всего и вся. В Москве на улицах установлены тысячи камер. Камеры в метро уже узнают вас в лицо. Вводится «оплата лицом», когда вы подходите к турникету, камера узнаёт вас в лицо, открывает створки и списывает нужную сумму с вашего счёта. Говорят, такое есть только у нас и в Китае. Люди массово платят за всё с телефона. Мы в России живём в зависимости от взглядов оценивающего, то ли в цифровом раю, то ли в цифровой тюрьме. Мы же становимся подконтрольными, правильно? Как с этим в Америке?

– Часть людей в Америке считают, что цифровизация – это и есть часть свободы. И это вовсе не противоречие. Мы и так давно оцифрованы. У каждого есть паспорт, страховка, водительские права – и на всём этом стоят номера. Но раньше это никого не трогало. А сейчас, в эпоху Интернета, любое лыко идёт в строку. Что бы ни случилось, это вызывает бурное обсуждение. Раньше с этим было проще. Президент Рузвельт не мог ходить и перемещался в инвалидном кресле. Вы не поверите, но Америка в массе своей об этом не знала! А сейчас любой прыщ на носу президента тут же станет предметом обсуждения миллионов! Байден поскользнулся на трапе самолёта! Байден заснул на совещании! Сейчас ничего нельзя ни скрыть, ни утаить. Это новая парадигма нового мира. Когда я в США куда-то звоню, автоматический голос тут же уточняет – ваш адрес такой-то? Ваше имя такое-то? Они уже знают, кто и откуда звонит, мне даже не надо представляться. В общем, это вполне удобно. Кроме мошенников, конечно. Можно себе представить, как они камеры на улицах ненавидят.

– Цифровизация на производстве означает ещё и роботизацию. То есть потерю рабочих мест. А чтобы вы не загнулись с голода, вводится такое понятие, как «безусловный базовый доход». В Швейцарии его пытались ввести в прошлом году – 1250 евро независимо от того, кто ты и чем занимаешься, даже если ты ничего не делаешь и не хочешь делать.

– Когда людей действительно заменяют на роботов – это нормально. Так всегда было. Сначала людей заменяли станки, потом конвейеры, потом автоматы. Это прогресс. Если, конечно, не появляются явное злоупотребление, грабёж, мошенничество. На то и есть законодательные органы, комиссии и комитеты Конгресса или Думы. Они должны быть прозрачными, и если плохо работают – не переизбирать их членов. Но для этого должен быть достаточно высокий гражданский уровень общества.

– Только что в Чёрное море зашёл корабль Шестого флота США. У нас-то это преподносится чуть ли не как объявление войны. А как это подаётся в Америке?

– Никак не подаётся. Я каждое утро смотрю новости, пробегая по меньшей мере сотню. Там нет ничего ни про Шестой флот, ни про Чёрное море. Ну неинтересно это американцам! Это где-то далеко, это нас не касается, нам до этого дела нет. Приоритет нормального среднего американца – свой домик за белым заборчиком, семья и дети в колледже. Средний американец понятия не имеет, где находится Чёрное море и что там происходит, потому что это никак не отражается на его домике, жене и детях в колледже. И новости в США формируются, ориентируясь на интересы американца, которому плевать на корабль Шестого флота в неизвестном ему Чёрном море. Американец не знает, где находится Украина, где находится Сербия. Но если где-то американцы вступают в войну – в Ираке или Афганистане, – все дома средней Америки сразу расцвечиваются американскими флагами. Это не поддержка правительства. Это, как они говорят, – солидарность с мужчинами и женщинами в форме. Это форма американского патриотизма. Они не за Америку, не за Белый дом. Они говорят – там наши парни воюют и гибнут. Даже если это грязная война, но это наши парни, и мы душой с ними. Я им в этом завидую. Я хочу, чтобы, когда по нашим ребятам в Сирии кто-то попытался ударить, над домами в Курске, Москве или Нижнем Тагиле взвивались российские флаги. Чтобы наши флаги поднимались в знак солидарности с ополченцами на Донбассе. Когда народ поддерживает свою армию – это настоящий патриотизм. Я два раза видел подъём патриотизма в России. Во время чемпионата мира по футболу и в момент возвращения Крыма. Это было что-то невероятное. У меня главная претензия к руководству страны в том, что эти проявления никак не поддерживаются и не развиваются. Люди должны видеть, что правительство за каждого из них, и не речами с трибуны, а на деле. В том числе и военной силой. А не причитать каждый раз – нас хотят втянуть, ждут, что мы ответим. Отвечать надо, а не причитать.

– А что в Америке говорят про Путина?

– Очень мало. Из ста новостей на американских каналах России в принципе касается одна или две.

– Про то, что наша артистка летала в космос, писали?

– Нет, я не видел. Возможно, что-то давали в каких-то СМИ, но вряд ли в CNN, я их давно не смотрю – это ложь на лжи и ложью погоняет. Про Россию ничего не пишут. Как, впрочем, и про Китай. США живут в атмосфере информационного вакуума. И их это совершенно не беспокоит. И это не злой умысел составителей новостей. Там всё определяет рейтинг. Если бы Россия давала рейтинг – о ней бы кричали из каждого чайника и утюга. А сейчас новость про Россию будет иметь нулевой рейтинг. Поэтому её в выпуск и не ставят. Только если что-то скандальное, но это бывает редко. Иногда просто диву даёшься, насколько велик интерес у россиян к международным новостям и насколько низок этот интерес у американцев.

– Что будет с Трампом? Он расслабился, импичмент ему уже не грозит. Будет он снова баллотироваться?

– Есть шанс, что его посадят, и Трамп это знает. Трампа не отпускают, и уж про него в ленте новостей просто обоймы информации. Демократы стараются его додавить и даже раздавить. До сих пор на нём висит полная ответственность за то, что произошло 6 января этого года у Капитолия. Его долбят за то, что он якобы распространял фейки о том, что он победил на выборах. В паре с ним идёт Рудольф Джулиани, который тоже, возможно, сядет. Демократы настаивают, что они вводили в заблуждение общественность и должны быть подвергнуты тюремному заключению, в том числе за призывы к протестам, которые привели к массовым беспорядкам. Так что над Трампом висит дамоклов меч. Активность Трампа объясняется тем, что он пытается заручиться поддержкой масс, которые могли бы подняться, если его реально решат посадить. Его активность не от хорошей жизни. Теоретически в 2024 году он может и пойти на выборы. Чтобы этого не случилось, его и могут посадить.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события — Яндекс Новости

Источник

Теги

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть