Общество

Как Бориса Ельцина три раза пытались отправить в отставку

Как Бориса Ельцина три раза пытались отправить в отставку

Правление Бориса Ельцина ознаменовалось тремя попытками импичмента, радикальными экономическими реформами, кровавой драмой 1993 года у Белого Дома в Москве, схваткой в Чечне, неоднозначными выборами 1996 года, дефолтом 1998-го и неожиданной отставкой президента. Об этом в своем блоге вспоминает бывший зять Ельцина Алексей Дьяченко.

Алексей Дьяченко:

— Ельцин – первый в истории России правитель, избранный всенародным голосованием. Его привели к власти многие миллионы избирателей, а не узкая группа старичков из Политбюро, как Горбачева. Причём к честности первых выборов Президента России в июне 1991 года никто никогда не предъявлял претензий. Ни другие участники этих выборов – Рыжков, Жириновский, Тулеев, Макашов, Бакатин. Ни горбачевский Кремль, который ненавидел Ельцина. Ни какие-либо политические наблюдатели внутри России, ни Запад. За всю свою жизнь я не помню ни одного высказанного сомнения в честности выборов 1991 года. Не буду спорить, в отношении справедливости выборов 1996 высказывалось немало сомнений. Я уже писал об этом. Как и о том, что официальное признание Геннадием Зюгановым своего поражения снимает все вопросы (вы же не можете принудить человека стать Президентом! А предводитель КПРФ явно не собирался занимать высший государственный пост). Но в отношении выборов 1991 года – ни одного сомнения. Первый всенародно избранный пережил три серьезных публичных атаки на свою власть.

Первый импичмент случился в марте 1993 года. Исполнительная власть тогда уже много месяцев находилась в конфликте со съездом народных депутатов. Ельцин добивался принятия новой Конституции. Съезд по сути защищал старый, унаследованный от советских времен Основной закон, по которому он являлся высшим органом государственной власти. Фактически старая Конституция порождала двоевластие: есть Президент со своими полномочиями, а съезд – его главнее. Эту мину заложили в эпоху Горбачева поправками в брежневскую конституцию. Михаил Сергеевич во всем любил двойственность. Чтобы одни воевали с другими. А он – посередине. Но двоевластие в России долго не живёт. Россия – страна вертикали власти. Две власти – съезд и Президент – неминуемо должны были встретиться на поле генерального сражения. Так и случилось.

20 марта 1993 Борис Николаевич обратился с телеобращением к народу и объявил о приостановке действия Конституции. В ответ собрался чрезвычайный съезд народных депутатов и попытался объявить Президенту импичмент. Нужного количества голосов не собрали. Первый импичмент провалился. Но Ельцин тогда отказался от планов разогнать съезд. Решили провести референдум – спросить у народа. На референдуме дорогие россияне проголосовали за то, чтобы не разгонять съезд и не отправлять в отставку Президента. Наш народ оказался гибким дипломатом и не стал брать на себя конечную ответственность. Он решил быть выше этой борьбы ветвей власти.

В соответствии с волей народа делались попытки примирить между собой президента и парламент. Разные предлагались схемы. Разные люди с большими именами пытались разрешить конфликт. Ничего не получилось. Тупик.

В таких ситуациях кто-то должен взять на себя ответственность. 21 сентября 1993 года Ельцин подписывает указ о роспуске съезда и проведении конституционной реформы. В ответ съезд выносит импичмент Ельцину. На этот раз голосов хватило. Две ветви власти сошлись в смертельной схватке. Последовали кровавые события октября 1993 года… Импичмент прошёл де-юре, но не де-факто. Ельцин остался, депутаты ушли.

Третья попытка импичмента случилась в финале ельцинской эпохи. Политическая ситуация была принципиально иная, чем в марте и октябре 1993 года. В 1993 году исполнительная власть была консолидирована. Правительство (Черномырдин), силовики, лидеры крупнейших регионов (Москва, Питер) чётко были на стороне Ельцина. В 1999 году налицо был раскол в исполнительной власти. Правительство Евгения Примакова в союзе с мэром Москвы Юрием Лужковым выстроило неплохие отношения с антиельцинским думским большинством. К ним примкнул генеральный прокурор Скуратов. Большинство губернаторов ориентировалось на Примакова – Лужкова. Ельцин и его администрация оказались в определенном смысле в одиночестве. Правда, на администрацию последовательно ориентировались ФСБ (Путин) и МВД (Степашин, потом Рушайло). Расклад сложный. Мозаика.

Ударной силой импичмента выступали коммунисты. Многие люди в исполнительной власти им помогали – тайно, а порой и открыто. Что могла администрация Президента противопоставить этому? Силовой разгон, как в 1993? Во-первых, этого никто не хотел по морально-этическим соображениям. Вокруг Ельцина тогда работали люди мирные. «Крутых парней» типа Коржакова в окружении Ельцина не осталось. Во-вторых, силовой разгон в столице невозможен без поддержки мэра Москвы. А Лужков был по другую сторону баррикад. Да и тогдашний министр обороны маршал Сергеев был не из тех, кто готов на рискованные действия. Поэтому было принято единственно правильное решение — работать с депутатами и не допустить критического количества голосов в пользу импичмента. Конкретно убеждать депутатов в пагубности импичмента.

Мне кажется, что вся администрация Президента и все люди, как-то с ней связанные, включились в поиск путей воздействия на депутатов. Я тоже внёс свой скромнейший вклад в это дело. У меня был знакомый депутат (сокращённо назову его ЗД). Человек довольно известный. Я часто встречался с ним и спорил на разные политические темы. В этот раз я представил ему свои аргументы. Я сказал примерно так: «Ельцин на третий срок не останется. Он уйдёт. Я точно знаю. Зачем же его сейчас загонять в угол? Зачем нужна война? Передай депутатам, что он точно уйдёт. А вы потом будете сами решать. Если же импичмент зайдёт далеко, Ельцин с его характером может сделать ответные радикальные шаги». Эти аргументы сработали. ЗД стал хорошим публичным критиком импичмента. Мои аргументы он озвучивал публично. Более того, он убедил некое количество своих друзей-депутатов. Я знаю их пофамильно. А ведь каждый депутатский голос был тогда на вес золота.

Третий импичмент не прошёл. По главному обвинению сторонникам импичмента не хватило всего 17 голосов. Кстати, за несколько дней до голосования ЗД дал весьма точный прогноз по цифрам «за» и «против». Среди них были и те, на кого повлияли мои аргументы. Я попросил тогда свою супругу Татьяну принять ЗД в своём Кремлёвском кабинете, что она и сделала. Депутат и Татьяна Борисовна провели очень хорошую беседу. Впрочем, мой эпизод – совсем небольшой на фоне этого эпохального действа.

Почему же не прошёл импичмент, хотя его поддерживали весьма влиятельные силы? Я не беру философскую сторону дела. С точки зрения тактики, организаторы импичмента совершили, как мне кажется, две крупных ошибки. Первая. Они попытались собрать голоса без фракции Жириновского, не попытавшись договориться с хозяином ЛДПР. У коммунистов, Примакова и Лужкова была аллергия на Жириновского. Эта аллергия их подвела. Подсчеты показывали, что без голосов Жириновского импичмент не пройдет. Но у организаторов импичмента, видно, были свои подсчеты. Не очень точные. Второе. Обвинения против Ельцина были выдвинуты по пяти основаниям. Наверное, им стоило сосредоточиться только на двух – Чечня и расстрел Белого дома. Сосредоточится на темах, которые могли принести максимум голосов. Но они этого не сделали.

В мировой истории вряд ли можно найти ещё одного главу государства, которого трижды подвергали процедуре импичмента. Это ельцинский мировой рекорд. Первый всенародно избранный прошёл через такие «огни, воды и медные трубы», что ни один сказочник придумать не мог. И даже сейчас его хотят подвергнуть посмертному импичменту разные «бесогоны». Четвёртому импичменту! Появилась опять куча фильмов и статей, где раздаётся плач по «стране, которую потеряли» и где очерняется Ельцин. Вместо серьезного анализа причин падения СССР и неразрешимых проблем СССР мы опять видим и читаем про «злодейский заговор». Как будто не было миллионов невинно осуждённых, уголовного наказания за 20 долларов в кармане, карточек и талонов на еду, убитой природы во многих городах, экономики, работающей на военно-промышленный комплекс, выезда за рубеж по характеристикам, бессмысленных партийных собраний? Когда-нибудь это должно было рухнуть! И оно рухнуло. Если советская власть была такая крепкая и хорошая, то почему она рухнула? Не хотят отвечать. Хотят только нудить про Ельцина и его грехи.

И понятно, почему. Демонизация ельцинского времени позволяет уйти от разговора об острых и острейших проблемах сегодняшних дней. Дескать, что бы с нами ни случилось, – обнищание или даже война – это все равно лучше, чем «лихие девяностые». Те самые девяностые, в которые сформировались и созрели три четверти представителей нынешней правящей элиты. Воспользовавшиеся именно теми уникальными возможностями, которые предоставил им Борис Ельцин.

Источник: argumenti.ru

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть