Общество

Клоун рассказал – опер подписал

Стрельба из «палки» и покос сорняков комбайнами — какова цена близорукости темрюкских полицейских?

Мы уже писали об истории в хуторе Белый Темрюкского района, где у фермеров из хозяйства Максименко неизвестные скосили урожай сои на площади 150 гектаров, а на следующий день некий гражданин, предположительно, палил из ружья по трактористу КФХ Максименко, рывшему траншею для отвода воды с полей. По данным инцидентам в правоохранительные органы, а именно в отдел МВД станицы Старотитаровской, были поданы три заявления о преступлениях: два – по незаконной уборке урожая, одно – по попытке убийства механизатора.

Большие надежды были возложены на крепкие плечи опытного дознавателя – капитана полиции Масло Д.Б. С минуты на минуту должна была решиться судьба похищенного урожая, а стрелок рисковал оказаться в застенках. Времени на раскачку не имелось. Ведь исчезнувшая соя стоит немалых денег, а человеческая жизнь вообще бесценна. Однако, когда заявители получили на руки три постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, стало ясно, что полицейская карета с проблесковыми маячками, на которой стражи порядка лихо въехали на хутор Белый, оперативно превратилась в тыкву. В своей практики мы не раз сталкивались с ситуациями, в которых основаниями для подобных отказов становились пояснения самого нарушителя, но подобного абсурда, как в нашем случае, мы еще не встречали. Особенно ярко выражен пофигизм дознавателя в истории со стрельбой. Сам текст постановления — официального процессуального документа, на который ссылаются в судах — насквозь пропитан грамматическими ошибками, опечатками и вольными написаниями конкретных фамилий, а показания «стрелка» напоминают клоунаду в духе «Камеди Клаб», в которой арестованный «Гарик был абсолютный невиновник», потому что при встрече с толпой гопников жертва сама билась головой о стену и ломала о себя имеющуюся при себе скрипку. Самое интересное, что дознаватель Масло не только не нашел в показаниях нарушителей ничего притворного, но и взял их за основу с одобрения своего же руководителя Сальникова. Видать, в Темрюкском районе к такому привычны.

Напомним, механизатору КФХ было поручено рытье траншеи для отвода воды, которая после обильных августовских ливней превратила поля в непролазные топи. По словам потерпевшего, как только он начал работать, то увидел некоего гражданина, который, находясь от него на расстоянии около 20 метров, направил в его сторону охотничье ружье и стал стрелять. По этой причине механизатор спешно покинул кабину трактора и спрятался за задним колесом. Неизвестный выстрелил раз восемь, после чего приехали какие-то граждане и забрали с собой стрелка. Тракторист предположил, что его обидчик — ветеринар из КФХ Ковалева.

В своих пояснениях ветеринар утверждает, что, возвращаясь с кормежки «собак на территории прудов, расположенных южнее х. Белый», он увидел «трактор принадлежащий КФХ Максименко А.И. который раскапывал дорогу между полями». Смекнув, что «в случае перекапывания скот не смог бы беспрепятственно вернуться на ферму», он «стал махать руками трактористу но на него никто не реагировал». «В дальнейшем чтобы привлечь внимание тракториста личность которого ему не известна» он поступил наипикантнейшим образом: «взял в руки находящиеся в автомобиле петарды и стал их поджигать и бросать в сторону трактора примерно 3 раза, точно не помнит». При этом «никакого оружия у него в руках не было, была лишь только пластиковая палка». Зачем в его руках была пластиковая палка, если он метал петарды, ветеринар не пояснил. Быть может для пущего устрашения? Из-за дальнего родства палки с охотничьим ружьем? Надо ведь как-то доказать, что потерпевшему все померещилось? Но как тогда объяснить происхождение приложенных к заявлению гильз от охотничьих патронов? Работник КФХ Ковалева и здесь нашел способ все объяснить: «В это время поблизости была группа неизвестных ему охотников, которые спустя время уехали, на каком автомобиле не обратил внимание. Никакого оружия не применял, в сторону трактора не стрелял только бросал петарды находясь примерно на расстоянии около 30 метров от трактора». Если захотеть, то описанную ситуацию можно и представить, но в сознании она не укладывается.

Как при всем при этом относиться к выводам дознавателя, который принял вышеуказанный бред за чистую монету и безо всякого зазрения совести поставил подпись под бесхребетным постановлением об отказе? Но тут может быть и другая сторона медали. Столь неряшливый процессуальный документ, легализованный руководством МВД района, может отражать и высшую степень цинизма, с которым относятся к решению правовых вопросов рядовых граждан темрюкские полицейские.

Кстати, отказы в возбуждении уголовных дел по эпизодам с исчезновением урожая сои в особо крупном размере тоже основаны на хитрых пояснениях нарушителей, которые утверждали, что «никакого сбора произрастающей на участках культуры не производилось, а соя измельчалась и сбрасывалась на землю, так как преобладала сорная растительность и камыш», «на комбайнах были открыты решета, зерновая культура проходила через измельчитель и вместе с сорной растительностью высыпалась на землю». Иными словами, уборки дорогостоящей сои не было в помине, комбайны вышли в поле, чтобы — внимание! – косить сорняки, а тонны созревших зерен тупо перемалывались в измельчителях и выбрасывались на землю.

Здесь следует напомнить, что на деле утром 9 октября 2021 года сотрудники КФХ Максименко А.И. обнаружили не только чужие комбайны, убирающие сою, но и грузовой автомобиль, который вывозил собранный урожай. И несмотря на то, что на место оперативно прибыл наряд полиции, водителю грузовика удалось скрыться. При осмотре места происшествия в бункерах двух комбайнов была обнаружена собранная соя. И как могли комбайнеры утверждать, что очищали поле от сорняков, а соя сыпалась на землю, если при осмотре места происшествия сотрудник полиции не обнаружил рассыпанного по полям соответствующего количества зерна? 

Ложность указанной версии очевидна еще и потому, что сорняки убирают не комбайнами, а тракторами с косилками.

Все это на наш взгляд может говорить о том, что вынесенные постановления основаны на показаниях заинтересованных лиц. Могут ли полицейские в данном случае рассматриваться как пособники, играющие на руку заказчикам организованного прессинга на хозяйство Максименко, которые до сих пор в глазах закона выглядят белыми и пушистыми?

Если в прежних материалах мы допускали возможность наличия коррупционной и рейдерской составляющих в хозяйственном конфликте между КФХ Максименко и КФХ Ковалева, то отказы в возбуждении уголовных дел, основанные на позиции людей, которые хозяйничали на полях Максименко, либо подтверждают нашу позицию, либо демонстрируют общее и привычное халатное отношение к людям со стороны местных правоохранителей. Тогда под вопрос можно поставить не только компетентность, но и такие качества служителей закона как порядочность, ответственность, развитое чувство долга и справедливости. Иначе почему проверка по заявлениям руководства КФХ Максименко тянулась более месяца? Почему не проводились документальные проверки, не назначались ревизии, экспертизы, не был установлен водитель грузового автомобиля, перевозивший сою?

По мнению заявителей, сотрудниками полиции Отдела МВД Темрюкского района при рассмотрении заявлений о преступлениях допускались волокита и непрофессионализм, которые привели к утрате важных улик, поощрению безнаказанности и нарушению прав потерпевшего на судебную защиту.

Данный материал является официальным заявлением в правоохранительные органы для оценки профессионализма и компетентности сотрудников правоохранительных органов Темрюкского района.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события — Яндекс Новости

Источник

Теги

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть