Общество

Лекарство от COVID-19 существует, и было создано российским ученым в 2016 году?

Препарат против COVID-19 уже существует. Причём давно. Прошёл апробацию на самых близких человеку по физиологии животных – свиньях. Почему он сегодня не защищает и не спасает людей? Только и слышишь – локдаун, самоизоляция, вакцинация, антитела, ИВЛ, ПЦР… Туда не ходи, здесь не сиди!

  

Спасение утопающих – от ветеринарной науки

Биолог Владислав Ласкавый как-то очень устало и печально говорит о том, что реально покончить с эпидемией новой коронавирусной инфекции в стране за очень короткий срок. У него всё для этого есть – и препараты для лечения заболевших, и вакцины для профилактики здоровых. У него были встречи с экс-министром здравоохранения, а сейчас главой Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) Вероникой Скворцовой. По крайней мере, она в курсе, что есть альтернатива антительной вакцинации. И он передал специалистам ФМБА всю информацию по своим разработкам, а также результаты, полученные в Беларуси. Спрашиваю Владислава Николаевича:

– Это данные, полученные на лечении животных?

– Нет, мы работали с людьми. Там же всё проведено – доклинические, ограниченные и расширенные клинические испытания. Была поставлена, правда, несколько другая задача, ещё не было ковида. Но были гепатиты B и C, СПИД. Но это всё аналогично – любой вирус инактивируется, и существует вариант лечения. Ушло на всё это пять лет, с 1999 по 2005 год, получено регистрационное удостоверение на производство и использование нашего препарата. Но, несмотря на то что мы Союзное государство, я решил провести испытания и вернуть препарат России.

Почему тогда отправились испытывать в Беларусь?

– Все исследования провели за три миллиона долларов, а у нас в то время нужно было выложить 30 миллионов. Сколько это будет стоить сегодня, страшно подумать. Возможно, на порядок дороже.

Сейчас он настроен несколько иначе, чем 15 лет назад: «Если нам препарат от целого букета вирусных инфекций не нужен в России, то, может, стоит Беларуси отдать?»

Странно – есть 441-е постановление, по которому можно использовать эффективные лекарственные средства по короткому варианту регистрации. Белорусский сертификат несложно перепроверить и возобновить – нужна лишь политическая воля. Например, испытать на добровольцах и получить предварительные данные по лечебному действию препарата. Сотни и тысячи заболевших согласились бы стать участниками испытаний, уверен Ласкавый. Но решение – за официальными органами.

 

Антинаучно и неактуально?

Однажды Ласкавый готовился делать доклад в Минпромторге по разработке серьёзного противоракового средства. Патенты на него он получил и поддерживает за свой счёт в Китае, Индии и других странах – нашёл метод преобразования онкологических клеток в нормальные. И это доказано на 27 линиях клеток (in vitro, то есть в пробирке, не на людях) в научных институтах Германии. В родной отчизне интереса у принимающих решения чиновников оно не вызвало, только открыл рот – садитесь, пусть доложит рецензент. Вроде как целый год изучали. Рецензент встаёт и говорит: «У нас в России все проблемы по онкологии полностью решены. Тема неактуальная, никакого значения не имеет». Сунулся в «Сколково» – там от ворот поворот с формулировкой «антинаучный подход». А проверить сколковским мудрецам было слабО? Вся проверка заняла бы от трёх до пяти месяцев, не больше. Антинаучный подход или научный, решить может только опыт, только эксперимент.

Внедрённые Ласкавым в ветеринарную практику методы и разработки дают серьёзные положительные результаты. Он показал, как надо сохранять поголовье, на крупнейших свинокомплексах страны:

– Ко мне отношение было всегда настороженное, рассматривали все мои идеи как под микроскопом. Например, в 80‑е годы прошлого века наша наука безвылазно сидела на «Кузнецовском комбинате» в Наро-Фоминском районе Московской области с задачей найти и обеспечить способ защиты поголовья свиней от коронавируса. Мне предоставили возможность провести апробацию своего препарата и методики.

Когда Ласкавый в 1983 году написал кандидатскую диссертацию по коронавирусной тематике, ему сказали – отправляйся на свинокомплекс-гигант и там доказывай свою правоту. Свиноферма на 80 тысяч голов! Поддержка была от Министерства сельского хозяйства, им надо было решать вопрос с коронавирусами. В следующем году он защитился, то есть доказал:

– После этого комплекс работал как часы семь лет. Приезжали комиссии, пытались разработку отменить, но главный ветврач «Кузнецовского комбината» отстаивал мои методы профилактики и лечения. Его всё устраивало – нет падежа, нет болезней, а изумлённая «антинаучным подходом» наука его совершенно не волновала. Главное – результат. Но и в то время было вбито в головы – нет антител, значит, нет защиты. В итоге главного ветврача уволили… Новый назначенец всё поломал, пошёл по пути антительной вакцинации. В итоге падёж, и опять обратились ко мне.

А в 1998-м, когда Ласкавый защитил докторскую диссертацию по тем же коронавирусам в продолжение кандидатской, с другими возрастными группами, оказалось, что Минсельхоз России находится под влиянием академической науки, которая решала проблему «на антителах». Для них, взявшихся решить проблему, но так и не решивших её, Ласкавый как бельмо на глазу. В 2005 году в связи с неэффективностью применяемых вакцин и невозможностью побороть коронавирусную инфекцию было принято решение на уровне Министерства сельского хозяйства Российской Федерации о ликвидации всего поголовья свиней в очагах инфекции. Таков был итог борьбы с коронавирусной инфекцией свиней с применением вакцин, длившейся более 30 лет.

А проблема с COVID-19, зажавшим планету в чудовищные тиски, с точки зрения Владислава Николаевича, аналогична коронавирусному трансмиссивному гастроэнтериту (ВТГС) у свиней. И вообще коронавирусами больше занималась ветеринарная наука, тот же ВТГС у свиней впервые зарегистрировали в 1954 году. Смертность у взрослых свиней достигала 65%, у поросят – 100%. А первая эпидемическая вспышка коронавирусной инфекции у людей SARS-CoV-1 была зафиксирована совсем недавно по историческим меркам – в 2002 году. Заболели тогда 8096 человек, скончался от острого респираторного синдрома каждый десятый.

В феврале прошлого года Ласкавый писал письма, обивал пороги кабинетов самых разных начальников, предупреждал, что будет именно та картина, которую мы наблюдаем сегодня.

 

Каждому – своё

Он признаёт – занимался и вакцинопрофилактикой. Но в своих исследованиях пришёл к выводу и доказал, что классическая вакцина, основанная на активизации выработки антител, приводит к усугублению ситуации в хозяйствах и стационарности этой инфекции.

Есть другой вариант профилактики – интерференция вирусов. Проще говоря, без научных формулировок, один вирус (хороший!) душит другой (врага). Ласкавый прошёл и этот путь. Он получил авирулентный (непатогенный штамм вируса) и при однократном введении он преграждает путь экзогенному (инфицирующему) вирусу. По этой же схеме в мире были созданы две уникальные вакцины – от полиомиелита и оспы. Профилактика мирового значения! Этот же вариант он использовал при создании своей вакцины от коронавирусной инфекции. Параллельно в результате исследований и практических экспериментов сделал вывод – «антительные» вакцины усугубляют течение болезни, фактически приводят к стационарности заболевания, высокой вероятности падежа и, как следствие, вынужденному убою. Напоминаю, Ласкавый работал с животными. А коронавирусная инфекция у свиней по свойствам, возможно с некоторыми вариациями, аналогична человеческой.

Ещё полвека назад была неверно поставлена задача: главное – выработка антител к вирусу. В ветеринарии создавали разные вакцины, и инактивированные, и живые. Ласкавый, который посвятил жизнь борьбе с коронавирусами, утверждает – при эпидемии коронавирусной инфекции нельзя провоцировать выработку антител. Это становится хронической болезнью, человек, неизбежно сталкиваясь с мини-дозами инфекций, будет их подхватывать. На 100% себя от общества не изолируешь. Но механизм запущен, антительную вакцинацию не изменить. А поражения могут быть какие угодно, совсем не обязательно лёгкие. У каждого будет своё.

Справка «АН»

Владислав Николаевич Ласкавый

Доктор биологических наук родился в 1947 году в Свердловске, окончил в 1972-м Саратовский госуниверситет им. Н.Г. Чернышевского и в 1980-м – Саратовский государственный зоотехническо-ветеринарный институт. Долгие годы возглавлял Саратовский научно-исследовательский ветеринарный институт (ФГБНУ «Саратовский НИВИ»). Сейчас это филиал Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр вирусологии и микробиологии».

Заслуженный ветеринарный врач Российской Федерации. С 2011 года – академик Академии продовольственной безопасности России. Автор 26 патентов в области ветеринарии и медицины, которые поддерживаются более чем в 30 странах мира.

Могли остановить за три месяца

Владислав Ласкавый занимался туберкулёзом у животных и добился-таки стерильного иммунитета, пожизненной защиты. Когда он представлял разработку на уровне академии, ему ставили в упрёк: «Как это вы добились, даже в Америке такого ещё нет?» А у него всегда есть ответ:

– Мы работаем, глядя не на Америку, а на решение проблемы. От Россельхозакадемии у Саратовского НИВИ, который я возглавлял, есть грамота, где прямо сказано, что мы – единственная научная организация в мире, которая решила проблему туберкулёза и бруцеллёза.

Препарат, который способен оградить людей от новой инфекции, создан Ласкавым ещё в 2016 году. Он создавался для борьбы с болезнетворными вирусами в целом, а не специально под ковид. Но в ковидный шторм мы входили с готовым противоядием, которым государство почему-то не спешит воспользоваться.

– Сколько времени потребуется, чтобы остановить пандемию?

– Для начала остановить вакцинацию. Вакцинированные начали болеть, и болеть серьёзно. В феврале мы могли всю эту эпидемию остановить за два-три месяца. Сейчас – пять-восемь. И доработать для уже вакцинированных мой препарат.

В своё время Ласкавый совершил множество открытий. Например, давно доказал, что при коронавирусе не стоит больных подкармливать витаминами – они помогают репродукции (размножению) вируса. Доказал, что на коронавирус нельзя воздействовать антибиотиками. Смеётся и говорит – все эти «открытия» человеческой медицины последних ковидных лет есть в его кандидатской и докторской диссертациях.

У Ласкавого на работе висит цитата философа Френсиса Бэкона: «Безногий, ковыляющий по верной дороге, обгоняет всадника, скачущего не туда».

– Я хоть и не ветеринарный врач в классическом понимании, но доходило до того, что 265 дней в году находился на выезде в хозяйствах, где нужно было останавливать падёж скота. Подошёл к телёнку, посмотрел в глаза, померил температуру, прочувствовал его состояние – поставил диагноз. А не поставил или ошибся – завтра тебя уже никто не пригласит. В ветеринарии главная проблема – пациент сам о своих болячках не расскажет, симптомы не опишет. Поэтому там, где ветеринарной науке и медицине удалось совершить прорыв, выйти на убедительные результаты по вакцинации, лечению и профилактике болезней, должно быть и доверие к методам борьбы с заразой.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события — Яндекс Новости

Источник

Теги

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть