Общество

О возможном аресте судна «Академик Иоффе» предупреждали «Аргументы недели» и ученые

Фото Henning Bagger /EPA/ ТАСС

2021 год, объявленный Годом науки и технологий, заканчивается скандалом: 1 ноября в Дании по судебному запросу частной фирмы арестовано научное российское судно «Академик Иоффе». Арестовано как государственная собственность в качестве обеспечительной меры. Вероятно, в ближайшие дни Миннауки найдёт 19 млн долларов, которые от нас требуют для обеспечения иска, и «Иоффе» уйдёт с рейда датского порта Скаген.
 Скорее всего, скандал постараются замять, но вот осадочек о вменяемости чиновников профильного министерства останется надолго. Как и впечатление, что российская наука в качестве «обеспечительной меры» много лет уже находится в заложниках у «государства»…

  

Но давайте поговорим о скрытых подробностях

Многие мои знакомые любят сравнивать нынешнее время с 90-ми годами прошлого века и совершенно искренне восхищаться: «Как высоко мы встали с колен!» Действительно, нельзя же сравнивать копание среди объедков в помойке с нынешним гарантированным государством прожиточным минимумом в размере 11 653 рубля?!

В те годы учёные уезжали работать за границу целыми лабораториями и институтами. Директора в открытую говорили, что государство даёт 20–30% от самой минимальной потребности на зарплаты, коммуналку, исследования. Остальное ищите сами где хотите: мол, «если вы такие умные, то почему вы такие бедные?»

Расцвела аренда: цветы, офисы контор «Рога и копыта», продажа принтеров и картриджей, бэушных машин и прочая шелупонь обосновались в коридорах научных институтов. Причём деньги от неё шли напрямую в госкарман, и лишь небольшие проценты от них попадали на счета институтов.

Не мог остаться вне этой арендной вакханалии и научный флот. Знаете ли вы, что его содержание по размерам финансирования сопоставимо с содержанием космической станции. Вслушайтесь в эти цифры! Тогда, уже в 10-х годах нынешнего века, государственных денег вместе с грантами на морские исследования хватало лишь на 50 суток морских экспедиций – курам на смех! В период СССР, для примера, выделялось две тысячи суток в год. Сегодня стоимость одних судо-суток на большом научном судне примерно 1, 4 млн рублей.

«Академик Иоффе» и «Академик Вавилов» как самые современные на тот момент научные суда пришлось отдать во фрахт через фирму-посредника некоей канадской фирме, которая вызвалась возить туристов в Арктику и Антарктику.

И здесь есть несколько важных моментов. Во-первых, суда не принадлежат Институту океанологии, они – собственность государства. Хотя в многочисленных телекомментариях утверждается, что они собственность института. Это неправда! Второе следует из первого. Все эти арендно-фрахтовые сделки согласовывались с Роскомимуществом. В 2010 г., когда был заключён фрахт, им руководил некто Юрий Петров, ставший впоследствии депутатом Госдумы от партии власти. Третье. Оба судна ремонтировались (и не только они!) за счёт арендатора, это было условием арендного договора. Четвёртое. Деньги шли государству, и часть из них выделялась институту, что позволило ходить в экспедиции до 900 суток в год. Речь о всех научных судах России. Во время каждого круиза на борту находилась научная команда, которая проводила исследования. Это было оговорено с фрахтователем. Пятое. Аренда, поскольку, согласно договорам, оплачивались и переходы судов, позволяла проводить экспедиции в недоступных (по финансовым причинам) морских районах, например в далёкой Антарктике, что принципиально важно для доступа России к ресурсам региона.

В целом же выполнялись положения Морской доктрины РФ – обеспечивалось максимально широкое присутствие российского научного флота в Мировом океане.

Ситуация вполне житейская. Когда у вас голодает большая семья и от прежней жизни осталась неплохая машина, то сдадите ли вы её в аренду – вопрос риторический. Собственно, из двух зол – гибель всего научного флота из-за нищенского финансирования или вынужденный отказ от некоторой части ради спасения целого – Институт океанологии с полного одобрения государства выбрал зло меньшее.

Мало того, Минэкономики и Минфин были счастливы, когда слушали отчёты института о том, сколько заработали учёные внебюджетных денег на вложенный госрубль и вложили в морские экспедиции. Елей просто на душу!

  

И что было дальше?

Дальше была история, о которой уже написали все. «Иоффе» сел на мель, получил пробоину. Началась склока: кто должен платить за ремонт? Вероятно, если бы в конфликте участвовал институт, то можно было бы как-то решить вопрос. Благо не первый раз, подобные ситуации случались. В РАН тогда были глыбы калибра академика Николая Лавёрова, которые не боялись брать на себя ответственность.

Но ситуация изменилась. В 2013 г. Академию наук «реформировали», отрезав от неё финансирование на научные исследования и сами научные институты. Создали паразитическую надстройку в виде ­ФАНО, а затем и Миннауки, передав ему имущество. А где вы видели чиновника, который взял бы на себя ответственность?! Одним словом, фрахт был разорван в апреле 2019 г. за несколько недель до его окончания. А ведь, продолжая фрахт, можно было и штрафы погасить?

Причём фрахт был разорван по казуистическим чиновничьим законам. Как известно, научные институты после реформы превратились в нищебродов. Всё их имущество принадлежит Миннауки. Поэтому на каждый чих в огромном имущественном наследии РАН требуется получить согласование чиновника. Весной 2019 г. Институт океанологии несколько раз направлял официальные письма в Миннауки и высшего образования с просьбой согласовать продление договора фрахта.

«Молчанье было им ответом». То комиссия по имуществу какой-то бумажки не нашла, то потребовалась справка о том, что у института есть справка о справке, в которой чётко указано, что вышеупомянутой справки не существует в природе, и об этом дана справка по форме 127, которой также не существует в природе. Юристы поседели от этого министерского делопроизводства, заплакали и ушли в бизнес. Но чиновники своей цели добились. Сам институт вынужден был своим письмом отказаться от продления фрахта и оказался виновным в нынешней ситуации. То есть владельцы сделали вид, что их не существует, и отвечать пришлось институту, который давно был не при делах.

И в заключение о заговоре молчания, когда, судя по телерепортажам, наших учёных и моряков держат в Дании в заложниках.

Арест российского научного судна аккурат «под ёлку Года науки и технологий» – весьма неприятный сюрприз для всех ветвей власти. Хотя и сюрпризом его называть нельзя. О возможности ареста «Иоффе», «Вавилова» и других судов науки на протяжении последних двух лет говорили учёные, писали «Аргументы недели».

Мы точно знаем, что министр науки Валерий Фальков был в курсе дела. Именно возможность ареста судов в портах захода, а не только эпидемия ковида была главной причиной отмены антарктической экспедиции 2020–2021 годов. Тогда НИС «Мстислав Келдыш», который не находится под потенциальной угрозой ареста, но нуждался в ремонте, в поход не пошёл. В Антарктиду, в эту президентскую экспедицию, планировали отправить «Вавилова», находящегося под этой угрозой. Экспедиция в результате была отменена. Что потом мешало предпринять какие-то меры для выведения судов из-под возможных судебных санкций?

Министра, вероятнее всего, убедили те, кто активно принимал участие в разрыве фрахта: его заместитель Медведев и чиновник-географ, которая вопреки всякой логике отвечала за весь научный флот, некто Голубева. Оба «герои» моих прошлых публикаций в газете «Аргументы недели». Если это так, то сейчас они должны не просто вылететь со своих кресел, а получить «волчий билет»!

Как говорил Черномырдин, «никогда такого не было, и вот опять!» Вместо активных действий ситуацию с арестом «Иоффе» решили загнать в режим секретности. Судно было арестовано 1 ноября, и только 4 ноября, в День единства, пресс-секретарь посольства РФ в Дании проговорилась об этом. Все эти три дня шла накачка со стороны Миннауки: «Учёным ничего не комментировать». Говорят, приказ исходил от одного из замминистров.

Кого именно? Это уже не столь важно. Но почему Миннауки не хочет неконтролируемых комментариев и вообще привлечения внимания к вполне законному по международному праву аресту «в качестве обеспечения» судебного иска научного судна – пока непонятно.

Знакомые учёные, которые сейчас остаются на арестованном пароходе без вины виноватые, извиняются за молчание и просят их понять. Пришлось просить общих знакомых, не имеющих отношения к журналистике, звонить и просто поговорить, а затем пересказать рассказ.

Пока же всё идёт своим чередом. В Миннауки «изучают вопрос». В Институте океанологии молчат. Спрашивать добрых знакомых приходится через третьих лиц. Судьба многомиллиардной госсобственности подвешена на тонком датском волоске. Ком позора и унижения растёт.

И создаётся впечатление, что уже готовится какой-то размен и «Иоффе» – один из современнейших не только российских, но и мировых научных кораблей – уже никогда не вернётся в родной калининградский порт. И вот при таком предполагаемом исходе поднимать шум действительно нужно. Что мы и делаем.

Ау, Миннауки и лично министр Фальков! Вы ничего не хотите сказать народу и самим учёным?

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события — Яндекс Новости

Источник

Теги

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть