В мире

Первые случаи «омикрона» были выявлены в Ботсване у дипломатов из Европы

Первые случаи «омикрона» были выявлены в Ботсване у дипломатов из Европы

Большинство вирусологов по отношению к новому штамму коронавируса «омикрон» пока дают весьма сдержанные комментарии и прогнозы. Что, дескать, нет пока необходимой статистики, штамм надо понаблюдать, изучить практику лечения и исследования в клиниках и лабораториях. Однако есть вопиющие странности в его появлении, которые западные микробиологи и СМИ предпочли не заметить.

 

Кто завёз «омикрон» в Африку?

Напомним, что впервые «омикрон» был зафиксирован врачами Ботсваны, у которых из-за высокой распространённости в стране ВИЧ (инфицировано 19% населения) имеется весьма современная аппаратура для детекции вирусов и расшифровки их геномов.

19 ноября сотрудник Ботсванской Гарвардской референс-лаборатории по ВИЧ (BHHRL) доктор Мойо и его команда проверили тесты ПЦР, которые были взяты из COVID-положительных образцов, отобранных накануне. И тут случилось неожиданное. Вначале это даже сочли приборной ошибкой. В соответствии с еженедельной программой для изучения эволюционных изменений вируса по мере его передачи исследователи обработали нуклеиновую кислоту – молекулы, составляющие генетический материал вируса.

«Было четыре последовательности, показывающие очень странные узоры, которых мы никогда раньше не видели. Я испытал много эмоций в своём сердце» – так прокомментировал доктор Мойо, вспоминая о нарастающем чувстве беспокойства. «Это очень тревожило нас просто потому, что мы никогда не видели такой родословной вируса в Ботсване. На компьютере несоответствие генетического кода образцов исходному вирусу SARS-CoV-2 было отмечено рядами разноцветных букв. Расхождения были настолько велики, что мы подумали о неисправности оборудования. Но повторная проверка подтвердила, что нет никакой ошибки и налицо чрезвычайная мутация вируса», – уточнил он.

«По крайней мере 30 мутаций в белке шипа вируса, который связывается с рецепторами на человеческих клетках-хозяевах, и более 50 в общей сложности. Это намного больше, чем в других вариантах на сегодняшний день, и свидетельствует о тревожном открытии», – подчеркнул доктор. По его мнению, уже на начальной стадии анализа нового штамма можно прогнозировать его высокую заразность и патогенность.

Так вот, первая странность заключается в том, что эти положительные пробы были взяты 11 ноября у 4 иностранных дипломатов, которые накануне приехали в Ботсвану и ранее были вакцинированы. Вот как об этом высказался президент Ботсваны Мокгвитси Масиси: «Первые случаи «омикрона» были зарегистрированы у иностранных дипломатов, приехавших в страну из Европы».

Во избежание дипломатического скандала он не назвал эти страны и ранг дипломатов. А это было бы очень интересно, особенно если среди них оказались бы военные атташе, что позволило бы предположить спецоперацию по заброске штамма COVID как биологического оружия в Африку.

Вторая странность в том, что в Ботсване для обслуживания названной выше референс-лаборатории присутствуют представители Гарвардской медицинской школы, которая наряду с Университетом Северной Каролины и Уханьским институтом вирусологии проводила масштабные эксперименты на шипе-белке коронавируса. Цель – усиление его заразности и патогенности и конкретно эксперименты по нейтрализации иммунной системы человека. Другой сотрудник этой же лаборатории – молекулярный вирусолог и главный исследователь доктор Гасейтсиве заявил ещё об одном шокирующем факте. Оказывается, образцы для секвенирования генома COVID-19 перевозятся не специальными грузовыми рейсами с особыми режимами безопасности, а обычными авиалиниями. Но ведь в этом таится огромный риск массового заражения, которое произойдёт в случае нарушения сохранности контейнера для перевозки или же его недостаточно надёжной герметичности ещё на стадии помещения в него образцов вируса. Аэропорты и авиалинии – идеальный инструмент распространения смертоносных патогенов, передающихся воздушно-капельным путём.

И наконец, третья странность – самая шокирующая. Она заключается в том, что «омикрон» мутировал не от последних штаммов «короны», а от его первоначальной, так называемой «уханьской» версии, которая теперь сохранилась только в исследовательских лабораториях. На это с большой долей вероятности указал всё тот же доктор Мойо, изучив ряд генетических последовательностей «омикрона». Если предположить природную мутацию «омикрона», то надо предположить и нечто совсем уж маловероятное, что «уханьская» версия тихо ждала где-то своего часа, а потом вдруг мутировала в масштабе от горки в детской песочнице до размеров Эвереста.

 

Опасность «омикрона»

Тем временем начали сбываться худшие предположения о пандемии. Гендиректор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Тедрос Аданом Гебрейесус заявил, мол, появились значительные подтверждения того, что «омикрон» распространяется быстрее других штаммов COVID-19, включая «дельту». При этом он оказался опасен и для привитых и переболевших. Суммарно же, по его словам, ковид убивает куда больше людей, чем туберкулёз, малярия и ВИЧ, а число жертв вируса только за этот год превысило 3, 3 млн человек. На этом поток плохих новостей о новом штамме не иссяк.

Президент Итальянского агентства по лекарственным средствам (Aifa) вирусолог Джорджо Палу отметил, что «для блокировки «омикрон»-штамма требуется в 10–40 раз больше антител, чем тех, которые достаточны для нейтрализации исходного штамма». Подлили масла в огонь и представители компании Moderna, заявив, что для эффекта вакцинации от «омикрона» необходима как минимум ещё одна, третья прививка. Впрочем, пока нет никаких доказательств, что и она станет надёжной защитой.

В свою очередь, учёные из Института генетики и биологии развития Китайской академии наук привели доказательства, что «омикрон» вряд ли мог накопить так много мутаций только в человеческой популяции. Вероятно, чтобы получить такое количество изменений, ему пришлось «перепрыгнуть» сначала в мышь, а потом обратно». Они обратили внимание на две мутации Q493R и Q498R, которые есть только у «омикрона» и отсутствуют у других штаммов. Комментируя это, профессор Гёттингенского университета Константин Крутовский пояснил, что данные мутации значительно увеличили аффинность, то есть силу взаимодействия связывания с мышиным белком-рецептором ACE2, который является инструментом заражения.

И вот эта новость является ещё одним доказательством искусственного происхождения COVID-19. Дело в том, что летучие мыши не заражаются этим вирусом. Заражаются только генетически модифицированные мыши, которым в геном сделали вставку из человеческого белка. Вспомним про эксперимент 2015 года, когда учёные Университета Северной Каролины, Национального центра токсикологических исследований (Арканзас), Гарвардской медицинской школы, Института онкологии Dana-Farber (все – США), Уханьского института вирусологии (Китай) и Института исследований в биомедицине (Цюрих, Швейцария) методом синтетической биологии создали коронавирус летучей мыши со свойствами перехода от летучей мыши на человека.

Таким образом, они модифицировали кодирующий зоонозный белок-шип CoV, и он получил возможность проникать в человеческие клетки, экспрессирующие белок-рецептор ACE2. Другими словами, они указали коронавирусу «входные ворота» в человеческий организм и обучили его взламывать «замок на этих воротах», то есть иммунную защиту. Уже тогда микробиологи планеты забили тревогу, заявив, что если созданная таким образом химера коронавируса вырвется из стен лаборатории, то траектория заболеваемости может повергнуть человечество в ужас. Что мы сейчас и наблюдаем.

Поясним, что белок ACE2 находится в лёгких, в тонком кишечнике, клетках артерий и вен, в клетках коры головного мозга, полосатого тела, гипоталамуса, ствола головного мозга и в гладкомышечных клетках большинства органов. Именно это при инфицировании COVID-19 приводит к поражению лёгких, кишечника, потере обоняния, вкуса и развитию неврологического дефицита. То есть поражению определённых структур центральной и периферической нервной системы. Создатели той химеры не могли не догадываться, что создают биологическое оружие с эффектом полиорганного поражения организма.

Новый штамм обладает 50 мутациями. Из них 34 находятся в белковых соединениях шипов, с помощью которых коронавирус проникает в клетки человека. Потенциально это очень опасно. По мнению вирусологов, «речь фактически идёт об эволюционном скачке коронавируса, который стал обладателем целого набора мутаций, влияние которых на способность заражения и на тяжесть протекания заболевания ещё предстоит выяснить».

И одна из первоочередных задач – определить потенциальное воздействие этого штамма на вакцины. Уже установлено, что «омикрон» чаще распространяется среди непривитых людей в возрасте от 20 до 30 лет. Причём пациенты этого возраста поступают с заболеваниями средней и тяжёлой степени, некоторым требуется интенсивная терапия.

 

Материальные мотивы пандемии

Человечество сейчас пребывает в совсем не киношном детективе, где есть жертва – оно само, есть орудие убийства – COVID-19 и есть мотивы преступления. Осталось выяснить – кто же убийца?

Основных мотивов по созданию новых и всё более смертоносных штаммов два. Во-первых, это продолжающаяся необъявленная человечеству мировая биологическая война со стороны так называемого глубинного государства, имеющая цель радикально сократить человечество. И здесь COVID-19 подходит идеально – это тихий эффективный киллер, маскирующийся под природное происхождение.

Второй мотив – это глобальные интересы западной БигФармы по распилу пандемического пирога, который находится в начальной стадии освоения. Обратим внимание на один странный факт – максимум заражений при появлении новых штаммов ковида наблюдается почему-то именно в Западной Европе и США. До появления «омикрона» пандемия практически стихла в Японии и Африке. А может, всё дело в том, что новые штаммы многоточечно вбрасывают в наиболее платёжеспособных странах? Но в Японию биодиверсанты боятся сунуться, так как при поимке самураи сделают им харакири.

И о денежной стороне пандемии. По данным ВОЗ, на конец ноября 2021 года во всём мире введено 7 702 859 718 доз вакцины. Теперь вспомним, что 9 ноября руководители Международного валютного фонда, Группы Всемирного банка, Всемирной организации здравоохранения и Всемирной торговой организации провели совещание с руководителями ведущих компаний – производителей вакцин против COVID-19. Все его участники согласились с тем, что срочно необходимо обеспечить поставки большего количества доз вакцин в страны с низким уровнем дохода, где полностью вакцинировано менее 2, 5% населения.

Западная БигФарма уже заработала на ковиде приблизительно до 300 млрд долларов. Выручка только Pfizer в этом году, по прогнозам самой компании, достигнет 100 млрд долларов. При этом на вакцину придётся 38 миллиардов. Moderna поднимет только на вакцине 19 миллиардов. А ведь есть ещё и AstraZeneca, и Johnson&Johnson, и ещё десятки других крупных производителей вакцин и лекарств от COVID-19. При этом пандемический пирог на ближайшие пару лет оценивается ещё в 600–800 млрд долларов.

Ситуация пандемии нравится всем, кто вовлечён в её денежный оборот. Это разработчики и производители не только вакцин и лекарств, но также сопутствующего медоборудования и вспомогательных материалов. Здесь же присутствуют и чиновники западных минздравов и фармрегуляторов, получающие свои премии, бонусы и откаты. В этом же ряду стоят западные международные и частные банки, кредитующие фарминдустрию и правительства стран при закупке вакцин, оборудования и лекарств. Разумеется, все они требуют «продолжения банкета», и он будет продолжен, так как для этого у них есть все необходимые инструменты.

 

Инструменты пандемии

Молекулярная биология достигла таких высот, что может не только воспроизвести из кусочков ДНК практически любой вирус, известный в природе, но и создавать неизвестные химеры, причём с заранее заданными свойствами. И самыми большими возможностями, причём иногда с возможностями в единственном числе, в этой сфере обладает американская биотехнологическая отрасль. И вот как здесь всё устроено.

При национальных институтах здоровья (NIH) США, то есть тамошнем минздраве, есть Национальный центр биотехнологической информации (The National Center for Biotechnology Information – NCBI). Располагается он в Бетесде, штат Мэриленд, что, кстати, по соседству с головным разработчиком американского биооружия НИИ медицины инфекционных болезней Пентагона в Форт Детрик.

Входящее в структуру центра отделение вычислительной биологии проводит анализ генома вирусов, изучает макромолекулярную структуру, динамику репликации, взаимодействие с клетками-мишенями и прочие элементы, факторы и процессы и может заранее программировать структуру и функции вируса. В том числе способность подавлять защитные силы организма или направлять их против него. На основе вычислительной биологии создаются дорожные карты по созданию новых вирусов и модификации в сторону усиления заразности и патогенности уже известных. Теперь вспоминаем, что перечисленные выше штаммы COVID-19 свою «генеалогию» вели по восходящей – каждый последующий штамм был более заразен и смертоносен за счёт мутаций в спайковом белке. Что откровенно противоречит природному поведению вируса, который должен был смягчать свои свойства, чтобы лучше адаптироваться к своей среде обитания – человеку.

Разработанные этим центром дорожные вирусные карты реализуют в западных лабораториях уровня биологической безопасности BSL-3 и BSL-4. В США лабораторий самого высокого уровня BSL‑4 – 13, в Великобритании – 8, в Германии – 4, по 3 – в Швейцарии и Австралии, по 2 – во Франции и Китае, по 1 – в Италии, Венгрии, Чехии. Не в этом ли причина, что сейчас пандемия наиболее сильно свирепствует в США и Европе, а не в Азии, Африке или Латинской Америке, где меры по противодействию ковиду несравненно слабее? Ведь по логике всё должно быть наоборот. По логике людской, но не интересов западной БигФармы.

Особое беспокойство вызывают именно американские лаборатории BSL-3 и BSL-4, так как они принадлежат самым разным структурам – Пентагону, университетам, научным центрам и даже частным организациям. При этом, несмотря на исходящую от них потенциальную опасность, они не подотчётны правительству США. По данным Управления по подотчётности правительства США (GAO), «ни одно федеральное агентство, согласно ответам 12 агентств на опрос, не имеет задачи отслеживать общее количество лабораторий BSL-3 и BSL-4 в Соединённых Штатах. Это означает, что ни одно агентство не несёт ответственности за определение рисков, связанных с работой этих лабораторий».

Другими словами, никто в точности не знает, над чем и как работают эти центры. А ведь для тайного создания биооружия такая непрозрачность исследований именно то, что надо.

 

Так кто вирус-то создал?

А теперь обратим внимание на один интересный факт: официальная Америка заткнулась и больше не обвиняет Китай в пандемии. Вопрос – почему? Потому что главный создатель COVID-19 – Университет Северной Каролины. Это выяснилось после обнародования в сентябре этого года научного гранта, который данный университет в 2018 году просил у Управления перспективных исследовательских проектов министерства обороны США (DARPA). В рамках научной работы для усиления заразных свойств коронавируса предлагалось встроить в тело вируса так называемый «сайт расщепления фермента фурина». А это всё те же «входные ворота» для заражения вирусом организма человека. Так вот этот сайт имеется только в строении COVID-19. Другие вирусы, а их на сегодня известно около 6 тыс., его не имеют. И это доказательство – тот самый «дымящийся пистолет» в руке преступника.

Источник: argumenti.ru

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть