Общество

Зачем заводить детей, если можно не заводить: новое поколение против детоцентрического общества

Аргументы недели, Олеся Аверьянова

В прошлом году Аналитический цента НАФИ провел опрос, по результатам которого выяснилось: 46% россиян не хотят заводить детей, причем женщин среди них (51%) больше, чем мужчин (41%). И пока у людей почтенного возраста от этих результатов рушится картина мироздания, потому что у нас принято, что женщина, даже если не может родить, в любом из случаев должна этого хотеть, как и мужчина должен грезить продолжением рода, молодежь стремительно рвет шаблоны. Они уверены: не хотеть – можно! И дети – не обязательный фактор счастливой семейной жизни.

И для начала давайте порадуемся: современное общество научилось контролировать свою репродуктивную функцию. Теперь (спасибо, контрацепция), правило «если у тебя есть секс, у тебя есть дети» – не работает. И как бы не сокрушались демографы, рожают теперь реже, позднее и осознаннее. А некоторые так же осознанно и вовсе отказываются от так называемого «счастья отцовства и материнства» и для этого создана целая идеология, которая называется «чайлдфри» (прим. ред.: childfree в пер. с англ. «свободные от детей»).

Движение возникло не пять и не десять лет назад, а в далеких 70-х. Как и всегда, в свободолюбивых Штатах. И зародилось не просто так: чайлдфри – для того, чтобы отличать людей, который не хотят заводить детей, от тех, кто не может их завести по состоянию здоровья.

Так сторонники движения добровольно и осознанно отказываются становиться родителями и причины на это – разные. Чайлдфри делятся на так называемых «аффексьонадо», которым хочется жить в свое удовольствие без «обременений», и на «реджекторов», которые детей не любят. И причинный смысл, неудивительно, куда глубже, чем кажется на первый взгляд.

«В современном мире четко прослеживаются тренды не только на позднее рождение ребенка, но и на отказ от деторождения вовсе или «чайлдфри», – говорит руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег ИВАНОВ. – Это следствие того, что постепенно в обществе с Запада на Восток меняются семейные ценности. И если еще в середине прошлого века в США и странах Западной Европы – самых «передовых» в плане развития либерально-прогрессивной идеологии – преобладали традиционные семейные ценности, то уже сегодня во главу угла там ставится гедонизм и эгоцентризм».

Так многие люди отказываются рассматривать семью только как союз мужчины и женщины, отказываются от института брака и деторождения, потому что хотят «пожить для себя», не «обременяясь лишними заботами» и «дополнительной ответственностью».

«Все это – следствие инфантилизма и эгоизма современного человека, его стремления «брать от жизни всё», – отмечает Иванов. – Очевидно, что изменение ценностей напрямую влияет на желание людей создавать традиционные семьи и, соответственно, на демографическую ситуацию в целом. Даже на примере нашей страны мы видим, что в некоторых ультраконсервативных регионах, например, на Северном Кавказе, все остается по-прежнему, рождаемость там высокая, а те же Москва и Санкт-Петербург начинают в этом смысле все больше походить на западные общества».

Более того, в современном мире вопросы «когда надо рожать» и «нужно ли рожать вообще» стали считать некорректными.

«В далекие 60-е года активизация феминистического движения была запущена именно для свободы выбора женщин, – уверена семейный психолог-консультант, гештальт-терапевт и арт-терапевт Ксения ЮРЬЕВА. – Чтобы независимо от возраста и статуса женщина могла выбирать: строить ей карьеру или рожать детей, или делать все это параллельно. Действительно, в последние годы среди молодежи наблюдается тенденция нежелания рожать детей. Это происходит совершенно по разным причинам – все они индивидуальны. Одна из них и главенствующая – экономическая».

По мнению психолога, современная молодежь все меньше перестает надеяться на систему государства в материальном плане и все больше полагается на себя. А чтобы взять ответственность за появление еще одной жизни, необходимо гораздо больше лет, чтобы создать благоприятные условия. Но в этом случае речь идет скорее об «отложенном родительстве», которое люди ошибочно именуют приверженностью идеологии чайлдфри. Между тем, бывает и так, что люди заявляют о себе как о чайлдфри, просто потому что не могут иметь детей именно по состоянию здоровья, что противоречит начальной концепции идеологии, но делает огромное одолжение парам, которые в этой ситуации оказались.

«Наше общество развивается, но скорее не теми темпами какими бы нам хотелось, – уточняет Юрьева. – И «страна советов» постоянно давит на молодое поколение некорректными вопросами. Молодые пары, которые испытывают трудности зачатия, не выдерживают этого напряжения и предпочитают сообщать обществу о позиции свободной от детей».

А дело все в том, что прогрессивная молодежь иначе смотрит на мир. Главное отличие заключается в понимании того, что мнений может быть много. В том, что можно критически осмыслить и оспорить устоявшиеся постулаты. В том, что они стремятся к лучшей жизни, к большим возможностям и успехам. И им не нравится, когда им что-то навязывают и говорят «ты должен».

«Все что «принято» от традиций и веры, до заведения детей, для молодого поколения воспринимается как вещь, которую нужно поставить под вопрос, – говорит практикующий психолог Татьяна ПОШАТАЛОВА. – И почти всегда, в процессе переосмысления, люди уходят в крайности. Те, кто верил в семью и традиционный брак, после первого развода могут разочароваться и говорить, что никогда туда не вернутся. Те, кто разочаровался в вере, уходят в радикальный атеизм. Но правда, как обычно, прячется где-то посередине и каждый выбирает именно то, что подходит именно ему. Со временем, наверняка те, кто действительно был в крайности, почувствуют свою потребность в семье с ребенком и пойдут на этот шаг. А те, для кого рождение ребенка внутренне неестественный путь, утвердятся в своей позиции».

И чайлдфри это не хорошо и не плохо – это выбор каждого отдельного человека, за который пора перестать клеймить, ведь именно попытками научить всех тому, «как надо», можно отбить любое желание делать это вообще. А еще снова и снова пора заниматься просвещением.

«Есть важный элемент, влияющий на популярность чайлдфри, – добавляет Пошаталова. – Это просвещение. Просвещение о всех трудностях и последствиях родов. Да, есть много женщин, которые рожают достаточно спокойно. Но есть и много тех, для кого это становится разрушающим (психически и физически) испытанием. А возможности организма у всех разные. Поэтому даже хорошо, что каждая женщина может объективно оценить свои желания и ресурсы, сделав выбор, подходящий именно для нее».

И ключевое слово здесь именно выбор – у каждого он свой, вот только сделать его в пользу отказа от чего бы то ни было куда проще, если тебе постоянно капают на мозг всякой чушью о том, что часики тикают. И из-за этих крайностей чайлдфри бросаются в такие же. Почему и отворачивают от себя добрую половину адекватного населения.

Нередко можно увидеть и услышать, как представители чайлдфри демонизируют детей и родителей, вешая на последних ярлык глубоко несчастных людей, которые мучаются от своих чад, якобы проклиная за рождение дьяволенка все на чем свет стоит. Также отвратительны и сленговые фразы, типа «личинки» (прим. ред.: в переводе с языка чайлдфри «дети»), «мамашки-овуляшки» и прочие вкусности. Но и тут виновата одна лишь глупость и злость, которые, опять же выросли в глубокую крайность у незрелых личностей, которым никто не объяснил, что, как, зачем и почему, а еще не сказал главного: каждый выбирает свой путь сам, главное прислушиваться к себе.

Дети – это счастье, и «время» для них у каждого свое. А если это время не придет никогда: может, оно и к лучшему? Разве будет хорошим детство у того, кого родители не будут по-настоящему любить?

Почему в России так много одиноких женщин

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события — Яндекс Новости

Источник

Теги

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть